О парнише, меченым самим Дьяволом...


Шес
Бесцветные, давно потемневшие улицы, шум легкого дождя, дешевая сигарета в зубах, стук шагов в такт биения моего сердца. Мысли, вечно вертящиеся в голове, каждую ночь не дававшие уснуть, каждый день не дававшие действовать. Головная боль, перемешанная с хмелем от бутылки выпитого в одиночестве вина. Единичные прохожие с серыми, озабоченными лицами, торопливой походкой минуют меня.
Вот он я, вот он один осенний день из моей жизни, в принципе ничем не отличающийся от остальных слишком медленно текущих дней, не оставляющих после себя ничего, кроме горького осадка, досады и ненависти. Вот я дохожу до своего дома, нехотя поворачиваю ключ в замке, и захожу в комнаты, где меня никто не ждет. Снимаю плащ, замечаю, что тепло горящего камина не греет ни тело, ни душу. Подсаживаюсь поближе к огню, опять закуриваю сигарету, снова беру бокал вина, прикладываю руку на плечо, на котором красуется «666» и углубляюсь в свои воспоминания…
А воспоминания были не сладкими. Ведь всего-навсего какое-то число испортило мне всю жизнь, предсказало мне судьбу, построило мои планы. Ну что ж, все по порядку… Я родился. Родители в ужасе округляли глаза, знакомые тыкали пальцами, священники освещали святым знаком. Детство – церкви, проповеди, страхи, изгнания, купания в святой воде, вечно тащащие за собой отец и мать… Меня называли не иначе как «666-тым», «Проклятым», «Меченым». Мои слезы, отчаянное непонимание в глазах, загнанный, умоляющий взгляд…
Но что-то когда-нибудь кончается, а что-то новое начинается, и мне казалось тогда, в приюте, в 6 лет, что началась белая полоса в моей жизни, что Господь смилостивился над моей грешной душой. Меня не волновали косые взгляды, брезгливость, упреки, наказания. Ведь рядом была Она…
Кэрра - симпатичная кудрявая девчушка с голубыми глазами и тонкими губами, любопытная, озорная, совсем не следящая за языком. Она ласково называла меня «Шес», и вела за собой вперед, создавала некий смысл существования. Такая добрая, отзывчивая, нежная, единственный светлый луч в этом мире темноты.
Но, как говорилось, все когда-нибудь кончается, и когда ее уводили за руку ее новые родители я лишь обреченно смотрел вслед. Тогда мне было уже 13, после последовали еще 5 адских, бессмысленных года в приюте. В 18 я получил немалое наследство от никогда не навещавших меня родителей, и уехал в этот унылый город, где оставил еще свои три года…
Уже сейчас, спустя столько лет, Кэрри осталась лишь светлым и приятным воспоминанием, но где-то там, в глубине души, она была для меня всем миром.
Я тряхнул головой, стараясь отогнать воспоминания, но ее образ так и маячил перед глазами. Раздался настойчивый звонок в дверь, который я как обычно проигнорировал, но упрямый поздний гость не хотел сдавать позиции. С начинающей бурлить в душе злобой я потопал к двери и резко отодвинул защелку, распахивая дверь настежь.
И… улыбающееся, визжащее нечто повисло у меня на шее. Немного сбитый с толку происходящим, я постарался отодвинуть это, но аромат кудрявых волос хлынул мне в лицо, звонкий голос подтвердил догадки, и я прижал Кэрру сильнее, решив, что больше никогда не отпущу…


Кэрра
Стою перед дверью, буря радостных чувств душит меня, улыбка сияет на лице. Наконец-то я сбежала, наконец-то я свободна, наконец-то я вернулась к тебе, Шес… Дрожащая рука медленно приближается к звонку, я заставляю себя нажать на кнопку… потом еще раз, еще… гррр… я же знаю что ты там, Шес! Открой дверь, ведь это я!
Уже собиралась было колотить в дверь ногами, как она резко распахнулась, я еле остановила отодвинутую для удара ногу, и, не сдержавшись, кинулась на Шеса. Как ты изменился! Каким красивым стал! Но я вижу тот же угрюмый взгляд, несчастливое выражение лица, с какими я встретила тебя в приюте… Знаю, знаю, ты не любишь шум, но пойми, я не могу не визжать!
Первая волна радости подошла к концу, и я медленно отстранилась и нагло внесла чемоданы в дом. Ну, хочешь, не хочешь, тебе придется со мной жить, Шес… ведь я приехала навсегда…
Кажется, я вижу счастье на его лице, я вижу легкую улыбку… опять визжу и в порыве нежности сбиваю его с ног… Виновато встаю, поднимаю его, он бодрой походкой идет готовить чай, на спине красуется неизменное «666». Из дальнего угла слышу злобное чертыхание, поворачиваю голову… и наталкиваюсь на красную морду с двумя здоровыми рогами, скалящую зубы.
- Он меченый, смертная, он мой… - злобно произносит это чудо.
- Мы еще посмотрим, Дьявол, мы еще посмотрим… - отвечаю я и скачу на кухню.



@темы: творчество